"Профессор черного нала" Рустэм Магдеев.

Рустэм Магдеев
Рустэм Магдеев

В Коммерческом суде Высокого суда Лондона завершилась дача показаний по второму делу «Магдеев против Цветкова». Речь идёт о многолетнем
споре вокруг ювелирного бутика на Кипре, которым совладел бывший помощник главы Татарстана. Наш корреспондент присутствовал на нескольких январских заседаниях и узнал много интересного о бизнесе Магдеева и его партнёра из Юго-Восточной Азии. Сейчас, после того, как перекрестные допросы в Лондоне закончились, мы можем рассказать подробности.

Первый судебный процесс закончился осенью прошлого года. Рустэм Магдеев проиграл его без права на апелляцию, а кроме того он должен компенсировать Дмитрию Цветкову расходы на несколько сотен тысяч фунтов. Как и в прошлый раз, рассмотрение нового иска в лондонском суде не обошлось без заявлений, которые можно назвать сенсационными. Речь идёт о предполагаемой причастности к скандалу главы Татарстана Рустама Минниханова, помощником которого долгое время работал Магдеев. Под присягой в Лондоне Рустэм Магдеев, по сути, признался в налоговых преступлениях на территориях Дубая, Кипра и России. Кроме того, в ходе второго судебного разбирательства вскрылись факты, которые позволяют предположить, что другим тайным бенефициаром ювелирного бизнеса на Кипре мог быть бывший глава РУСАДА Рамил Хабриев. Если это правда, то у российских правоохранительных органов может возникнуть немало вопросов к чистоплотности последних.

Об этом сообщает Футляр от виолончели


Разговор "по понятиям"


21 января, на четвёртый день судебного процесса, Рустэм Магдеев выглядел неважно. Голос этого властного и жесткого человека, каким он представал прежде в судах Казани, звучал тихо и подрагивал. Он мало смотрел на окружающих и делал вид, будто сосредоточен на изучении каких-то документов. Судье и адвокатам с обеих сторон приходилось в довольно резкой форме отрывать его от бумаг. Подавленное состояние Магдеева нетрудно объяснить: по сути, ему пришлось вывалить перед судьей Сарой Кокерилл не всю, но значительную часть своего грязного белья. К слову, госпожа Кокерилл уже рассматривала резонансные дела с участием россиян, например, претензии иностранных инвесторов к бывшим владельцам «Промсвязьбанка» Дмитрию и Алексею Ананьевым, а также спор вокруг «Трёхгорной мануфактуры». Но даже с учётом её опыта ситуация вокруг ювелирного бизнеса Магдеева выглядела весьма запутанной.


В общих чертах дело выглядит так: Магдеев потребовал от Цветкова вернуть деньги, якобы предоставленные в виде займа их совместной компании. Претензии есть, а кредитного договора, по-видимому, нет. Истец настаивал, что не оформил сделку на бумаге, поскольку исключительным образом доверял своему партнёру. Может быть, знакомая в России уловка — захватить бизнес, повесив на бывшего товарища липовые долги? Английских юристов весьма удивил такой подход к ведению дел, но, тем не менее, суд продолжил слушать показания Рустэма Магдеева. Его рассказ о практиках, которые давным-давно не используются в Европе и вызывают осуждение в России, был поистине увлекательным. Как будто на машине времени мы перенеслись на 30 лет назад, где на обломках прежней жизни привыкали к новой реальности бывшие фарцовщики и кооператоры, а малиновые пиджаки только-только входили в моду.


«Господин Магдеев, было ли так, когда вы ссужали сотни тысяч или миллионы долларов без оформления таких сделок в письменном виде?», — примерно так изложил свой вопрос адвокат ответчика г-н Берри. Истец ответил, что никогда бы не предоставил заём без документов. Но добавил, что в случае с Дмитрием Цветковым ситуация была другой — он якобы считал ответчика чуть ли не членом своей семьи. Рустэм Магдеев произнёс эти слова так, будто сейчас он не давал показания под присягой, а разыгрывал сцену из фильма «Крёстный отец». В переводе на английский (Магдеев предупредил суд, что не владеет никаким языком, кроме русского) звучало всё это, конечно, нелепо — какие-то «понятия» вместо правовых отношений.


Но заседание было далеко от того, чтобы завершиться. Выслушав реплику истца, адвокат Берри заявил, что видит явное противоречие в его показаниях. Магдеев утверждает, что документирует сделки. В то же время, он, по-видимому, без какого-либо договора ссудил 3,5 млн долларов некому Александру Майорову.


Человек из "Панамского досье"


Получается, что Рустэм Магдеев признал, что дал взаймы 3,5 млн долларов некому Александру Майорову из Гонконга. Правда, ничего кроме суммы — ни процентную ставку, ни сроки — истец назвать не смог. Он настаивал, что подписал договор с Майоровым, но потом якобы уничтожил документ за ненадобностью. А потом вообще договорился до того, что эти 3,5 миллиона долларов «были очень нужны Майорову», он попросил их дать, и Магдеев, «добрая душа», не смог отказать в такой мелочи. Так и сказал: «Я просто хотел помочь ему». Если бы это было дешёвой комедией о судебных казусах, здесь бы звучал закадровый смех. Магдеев назвал Александра Майорова «партнёром, которому срочно потребовались деньги». На какие цели будут потрачены эти деньги, бывший помощник главы Татарстана, по-видимому, не интересовался.


Магдеев: Я был заинтересован в том, чтобы оказать ему личную услугу, поскольку рассчитывал на совместные проекты в будущем.


Берри: Проекты какого рода?


Магдеев: Он [Александр Майоров] живёт в Гонконге, это финансовый центр всех азиатских рынков, многообещающее положение…


То есть мотивация у него была, мягко говоря, абстрактной. Мы не можем утверждать наверняка, но вполне вероятно, что интерес Рустэма Магдеева к Азии позднее был воплощён в проекте фармацевтического кластера в Казани. Ранее «Наша Версия» сообщила о том, что ООО «ФармМедПолис-РТ», подконтрольное Рустэму Магдееву и Рамилю Хабриеву, собирается производить в Татарстане некие диагностические чипы. Сообщалось, что речь идёт о новой японской технологии, которую предоставит компании Магдеева и Хабриева японская фирма Mirai Genomics K.K.


Нам не удалось найти подтверждений того, что такая компания действительно существует в Японии. Не смогли обнаружить эту компанию и журналисты других изданий — ни «Бизнес газета» из Казани, ни агентство «Прайм» не нашли подтверждений того, что японцы существуют, как и их «чудо-технология», которую Магдеев и Хабриев решили повесить на систему обязательного медицинского страхование (ОМС). Злые языки говорят, что всё это слишком похоже на схему по возврату в Россию средств, которые ранее могли быть выведены из страны в результате теневых сделок, а также — на возможную попытку Магдеева и Хабриева при широкой поддержке Рустама Минниханова присосаться к республиканской системе ОМС. Такая крепкая спайка позволяет предположить, что Рамил Хабриев тоже мог быть одним из реальных владельцев денег, которые Магдеев вкладывал в ювелирный бутик Graff в Лимасоле. Как-никак на момент открытия бутика Хабриев был, по сути, государственным чиновником, и не мог открыто заниматься бизнесом.


В лондонском суде прозвучало публично, что 10 миллионов евро, которые были на счету Магдеева в швейцарском банке Banque Cantonale Vaudoise и которые он задействовал в расчетах по Graff, на самом деле принадлежали именно Хабриеву. Рамил Хабриев, кстати, до своего фатального для российского спорта назначения в РУСАДА был министром здравоохранения в правительстве Татарстана, то есть работал под началом Рустама Минниханова, деньги которого тоже засветились в скандале Graff на Кипре. Но это, разумеется, всего лишь совпадение. То, что Магдеев судится за границей, рассказывая сомнительные факты из своей биографии, выглядит не иначе, как попытка оправдаться перед кредиторами (то есть реальными хозяевами евро и долларов) за деньги, потерянные в результате неэффективного менеджмента.


Но вернёмся к фигуре Александра Майорова, который ведёт деловую жизнь в Гонконге и с которым настолько хотел подружиться Магдеев, что отдал ему 3,5 миллиона долларов, без документов и расписок, наличными. Найти свидетельства, подтверждающие его существование, было непросто. В базе данных Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) мы обнаружили одного человека с подходящим именем и фамилией, упомянутого в связке со специальным административным районом КНР. Этот некий Александр Майоров (mr. Alexander Mayorov) является акционером компании Seaglide Property Limited (Британские Виргинские острова). В базу данных ICIJ он попал во время крупнейшего в мире офшорного скандала, вызванного утечкой так называемых «Панамских документов». Источники «Нашей Версии» сообщили также, что некий Александр Майоров мог оказывать финансовые услуги бывшему сенатору от Приморья Игорю Иванову, который в 2007 году стал фигурантом уголовного дела о контрабанде товаров из Китая и Южной Кореи на 2,3 млрд рублей. Некоторые источники также называют Иванова чуть ли не партнёром Рустэма Магдеева.


35 кг долларов


Слова Магдеева о недокументированном кредите Александру Майорову вызвали недоверие со стороны суда. Поскольку никаких банковских проводок по этому поводу представлено не было, адвокат Берри попросил истца рассказать, где и как он передал 3,5 долларов Майорову. «Это произошло в Москве. Ему требовались наличные, «живые» деньги в России по-прежнему нужны», — сказал Магдеев, заставив английских юристов задуматься о смысле своих слов. В некоторых странах Европы запрещены наличные платежи в размере больше 1000 евро, а тут больше… 3 миллионов наличными. Впрочем, судью Сару Кокерилл словосочетание «черный нал» удивить вряд ли сможет.


Берри: И вы лично пересчитали банкноты на 3,5 млн долларов и передали их ему?


Магдеев: Мне не нужно было пересчитывать каждую банкноту, поскольку они были упакованы в пачки в полиэтиленовых пакетах.


Берри: Я вам не верю. Как выглядит пакет стодолларовых купюр на 3,5 млн долларов?


Магдеев: Нет, в одном таком пакете лежит 100 тыс. долларов, и он весит один килограмм. Тридцать пять пакетов, 35 килограммов, можно легко распределить по двум спортивным сумкам — вот таким (размахивает руками). Обе сумки в состоянии унести один человек, даже я.


После этого Рустэм Магдеев с необъяснимой гордостью добавил: «Если вы спросите меня о британских фунтах, я не смогу ответить. Но что касается наличных долларов США, то я в определенной степени «профессор» в этом деле».


Мы будем и дальше следить за развитием этой истории. В следующем материале мы расскажем, как Рустэм Магдеев под присягой рассказал о нарушении законов Дубая (а там, кстати, действуют законы шариата), Кипра и России. Вряд ли кто-нибудь удивится, если откровения Рустэма Магдеева в лондонском суде и предположения, на которые наводят его слова, станут предметом интереса российских правоохранительных органов. [...]





Источник: “http://www.compromat.ru/page_41029.htm”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя